Miten puhut vaunupalvelijalle?

Boris Akunin – hänet tunnetaan parhaiten dekkareistaan, joiden pääosassa on Erast Fandorin -niminen etsivä.

Jos epäilet, että junan vaunupalvelija on varastanut teidän asiakirjasalkun, toimi niin kuin Fandorin:

«Думай, думай, приказал себе магистр. Упустишь письмо Корнелиуса — больше его не увидишь. И никогда себе этого не простишь.

Подумал минут пять, и появилась идея.
Еще минут пять ушло на перелистывание фольклорного блокнота и заучивание некоторых аргоизмов из раздела «Маргинальная лексика».

Фандорин без стука распахнул дверь служебного купе, вошел внутрь и наклонился над сидящим проводником.

— Ну что, мистер, отыскал барахлишко? Да ты пошукай получше. Может, сам куда засунул да забыл. С этого дела бывает — Наглец щелкнул себя по горлу и спокойно улыбнулся, кажется, совершенно уверенный в своей безнаказанности. — Выдите-ка, гражданин. К станции подъезжаем. Гоу, гоу, шнель!

Николас положил неприятному человеку руку на плечо, сильно стиснул пальцы и произнес нараспев:

— Борзеешь, вша поднарная? У папы крысячишь? Ну, смотри, тебе жить. [«Борзеть» = терять чувство меры, зарываться; «вша поднарная» (оскорб.)= низшая иерархия тюремных заключенных; папа = уважаемый человек, вор в законе; «тебе жить» (угрож.) = тебе не жить.]

Николас никогда не видел, чтобы человек моментально делался белым, как мел, — однако же проводник, действительно, вдруг стал совсем белым, даже губы приобрели светло-серый оттенок, а глаза заморгали часто-часто.

— Братан, братан… — зашлепал он губами, и попытался встать, но Фандорин стиснул пальцы еще сильней . — Я ж не знал… в натуре не знал! Я думал, лох заморский. Братан!

Тут вспомнилась еще парочка терминов из блокнота, которые Николас и употребил:

— Сыскан тебе братан, сучара. [«Сыскан»=сотрудник уголовного розыска, шире — милиционер; «сучара» (презр.)=вор, поддерживающий контакты с милицией.]

Здесь важно было не сфальшивить, не ошибиться в словоупотреблении, поэтому Николас ничего больше говорить не стал — просто протянул к носу злодея раскрытую ладонь –
(другую руку по-прежнему держал у него на плече).

— Ну?
— Щас, щас, — засуетился проводник и полез куда-то под матрас. — Все целое, в лучшем виде…

Отдал, отдал все, похищенное из кейса: и документы, и портмоне, и ноутбук и, самое главное, бесценный конверт. Заодно вернул и содержимое бумажника мистера Калинкинса.

«Ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий правдивый и свободный русский язык! — думал Николас, возвращаясь в купе. — Нельзя не верить, чтобы такой язык не был дан великому народу».

Борис Акунин «Алтын – Толобас»

image